История одомашнивания обыкновенного карпа

Голый карп
Голый карп

Предположение о том, что обыкновенный карп продолжал содержаться в монастырях после распада Римской империи и появления христианства остается только догадкой для раннего средневековья и до 10 века (Hoffmann, 1995a). В её пользу свидетельствуют два факта. Во-первых, монастыри начали появляться в 5-6 веках и вскоре получили земли и фермы. Во-вторых, согласно христианству, более 180 дней в году монахи, монахини и священники должны поститься.

Во время поста животные белки могли потребляться только в составе водных организмов, моллюсков и рыбы, хотя плод кроликов (не рожденные), именуемых “laurices”, в некоторых областях также ели. Эти особенности рациона питания непосредственно связаны с римскими традициями (Balon, 1995b). Имеются доказательства того, что римляне сохранили любовь к обыкновенному карпу. Писатель Кассиодор (490–585 A.D.; 1626) в своих записях отметил приказ поставлять сазана с Дуная в Италию к столу короля Теодориха. Об одомашнивании сазана во времена существования Римской империи можно узнать в статье.

Размножение обыкновенного карпа в прудах впервые описал Альберт Великий (Magnus 1193–1280; 1861) в 1260-х годах. Тем не менее, в этой привилегии он конкурирует с графом Шампани, который разводил карпов в 1258 году (Hoffmann, 1995). Пруды с земляным дном начали строить с 10-го века (Hoffmann, 1985; Andreska, 1987), а сазанов заселили туда, по последним оценкам, в 12 веке (Tuca, 1958, Bastl, 1961, Misik, Tuca, 1965). Таким образом, превращение сазана в одомашненного обыкновенного карпа произошло в 12 веке.

Современное культивирование карпов предполагает постройку рыбных прудов не только в качестве мест передержки. Фактически, оно создает новую среду обитания. Этот процесс начался в 11 веке и активизировался в 12-13 веках (Hoffmann, 1995a). Изначально, водоемы включали несколько местных видов, однако вскоре обыкновенный карп был признан наиболее предпочтительным для прудового разведения.

Хоффманн в своих работах (Hoffmann, 1994, 1995a) выделил три этапа в средневековом распространении обыкновенного карпа с запада на север от эпицентра, северо-западной границы Паннонии (предгорный Дунай, Balon, 1967). Первый этап, от 7 до 11 века, включал переселение рыб в верховья Дуная и в некоторые западные притоки среднего Рейна. Ряд останков, однако, указывает на уход карпа в северную часть Дуная. На втором этапе (12-14 века) обыкновенный карп распространился в основных культурных и экономических районах средневековой северо-западной Европы, от нижней части слияния рек Рейна и Мааса, южнее парижского бассейна и Бургундии. Наконец, на третьем этапе, вероятно, после экономических преобразований середины 14 века, обыкновенный карп проник на периферию Западной Европы, в дугу от юго-западной Франции через Англию и южную Скандинавию в центрально-восточной Европе. Хотя в конце Средневековья карп был зарегистрирован в Италии, модель распространения вида исключает возможность расселения оттуда.

Со временем стало появляться больше свидетельств, и в начале 14 века разведение обыкновенного карпа основательно утвердилось (Pucher, 1987; Hoffmann, 1995b, 2002). В 1535-1540 году об особенностях прудового культивирования данного вида было написано руководство на латыни (Jan Dubravius, 1547), а в 1573 году Ольбрихт Струминский отметил опыт разведения карпов в Чехии и Польше (Strojnowski, 1609; Susta, 1889; Inglot & Nyrek, 1960; Szczygielski, 1967a, b; Berka, 1986).

Золотая эпоха сооружения прудов для выращивания обыкновенного карпа началась после войн и сражений конца 15 века. По приблизительным оценкам, в конце 15 начале 16 века в Богемии и Моравии было построено более 25000 карповых прудов. Это время процветания бродячих отрядов строителей прудов. В течение 50 лет возводилось 500 водоемов в год или 2 в день (Andreska, 1987). Выращивание карпов с его последующим использованием в пищу стало наиболее прибыльной отраслью сельского хозяйства (Andreska, 1997; Guziur et al., 2003). Различные войны и последующее падение цен на рыбу привело к сильному снижению числа прудовых угодий, с 150000 га до 51000 га. Одним из 34 наиболее крупных карпятников является пруд Роземберга, построенный в 16 веке и имеющий площадь 711 га. Он до сих пор используется в двух- и трелетнем цикле выращивания карпов (Kourzil & Guziur, 2004).

Дубравиус в 1547 (Dubravius) году рекомендовал систему из нескольких специализированных прудов для выращивания обыкновенного карпа рыночного размера. Самый маленький из водоемов имел травянистую отмель и предназначался для нереста. Выбранные производители группами помещались в них. Вскоре после нереста мальки (Balon, 1999) выпускались в инкубаторный пруд, а год спустя в выростные пруды. Водоемы периодически высушивались, обрабатывались известью, а также различными химическими и природными удобрениями для повышения естественной пищевой ценности.

Предполагается, что Т. Дубиш (Dubisch), необразованный словацкий рыбовод, ввел в практику пересадку рыб из одного выростного водоема в другие, со снижением плотности (Billard, 1999; Guziur et al., 2003). Хотя выращивание молоди обыкновенного карпа в нерестовых прудах рекомендовано для каждого хозяйства, позднее, по крайней мере частично, оно было заменено на искусственное отделение гамет (Woynarovich, 1962; Billard et al., 1995). Скорость роста обыкновенного карпа значительно повысилась, благодаря использованию кормовых смесей. Тем не менее, удобрение прудов сохранилось. Продуктивность возросла с 40 до более 450 кг/га (Citek et al., 1998), при этом снизилась продолжительность достижения рыбой коммерческих размеров, с 5-6 до 2-4 лет.

Постепенно в хозяйствах появились различные формы домашнего карпа. С введение сазана в пруды, его тело начало меняться с торпедообразного на более высокое, горбатое, сжатое с боков. Вскоре появились особи, утратившие регулярные, правильно вытроенные чешуи, либо совсем без чешуи (Brylinska, 1986; Gorda et al., 1995; Pokorny´ et al., 1995)..

Обыкновенный карп не только изменил форму, окраску и чешуйчатый покров, но также подвергся изменениям внутренних органов и физиологии. Детальный обзор этого представлен Balon (1974, 1995a, b) и Barus et al. (2002). Например, размер рта при зевании, характеристику, впервые используемую Rudzinski (1961) и Steffens (1964), оказался намного у диких особей. Ещё более выраженные различия наблюдаются в индексе раскрытия рта, который вычисляется в течение 10 раз как отношение раскрытия (см2) к длине головы (см). У сазана отношение составило 4,46-5,57, в то время как у карпа – 8,12 (Steffens, 1964). Возрастание рта домашних форм карпа вызвано изменением рациона питания и, вероятно, обусловлено действием искусственного отбора. Культивируемые особи приспособились к поеданию кормовых смесей, поэтому быстрее растут в прудах (Sibbing, 1988). Исследования, проведенные на диких сазанах в прудах (Rudzinski, 1961; Leszczynska & Biniakowski, 1967), подтвердили, что эта рыба в большей степени, чем домашний карп, приспособлена к заселению речных систем.

Rudzinski (1961) обнаружил, а Steffens (1964) подтвердил. что кишечник диких особей на 15-25% короче, чем у домашних форм. Индекс, вычисляемый как отношение длины кишечника к общей длине тела, составил 2,11 и 2,64, соответственно. Более длинный кишечник культивируемого карпа, вероятно, обусловлено использованием растительной пищи, которая обычно не потребляется дикими карпами. Оба автора отметили схожесть мышечной массы дикой и домашней форм. Было обнаружено, что плавательный пузырь сазана имеет практически равные камеры, в то время как у домашнего обыкновенного карпа передняя камера всегда крупнее задней. Пропорции составили (Steffens, 1980) 61:39 и 90:10, соответственно. Различия могут быть связаны с более крупной головой культивируемых карпов.

В исследованиях ряда физиологических параметров была показана более высокая сила диких особей (Steffens, 1964). У сазана наблюдается на 18-19% больше эритроцитов и гемоглобина, на 16-26% больше глюкозы в крови, чем у домашних карпов. Кроме того, сазан имеет боле низкое содержание воды в мышцах и печени, более высокое содержание жиров в ряде органов, глицерина в печени и витамина A в глазах, кишечнике и печени. Его мышцы пронизаны более плотной сетью кровеносных сосудов и утомляются медленнее по сравнению с мышцами культивируемого карпа.

Как и в случае с некоторыми культивируемыми лососевыми (Balon, 1980, 2004), имеются свидетельства того, что домашние карпы обычно продуцируют икру с небольшим количеством желтка. В результате вылупляется большое количество незрелых мальков, чем у сазана (Kryzhanovsky et al., 1951; Balon, 1958a; Pen¡az, 1995).

Специфические формы обыкновенного карпа длительное время выводились и содержались в практических всех прудах. Были созданы стандартизированные протоколы разведения, которые прошли проверку в ряде институтов, например, Институт исследований в области рыбоводства в Сарваше, Венгрия, Институт Ихтиологии и прудового культивирования Польской Академии Наук в городе Gołysz, Польша, Институт исследований в области рыбоводства и гидробиологии Южного богемского Университета в Вoднани, Чешская республика (Billard & Gall, 1995; Gorda et al., 1995; Pokorny´ et al., 1995; Flajs¡hans, 1996; Varadi et al., 2002; Guziur et al., 2003). Обыкновенный карп считается деликатесом в Европе, его часто подают на Рождество (Balon, 1966). Рыба, тем не менее, пользуется спросом в течение всего года и подается в специальных ресторанах. В 1927 году даже была написаны специальная кулинарная книга, включающая свыше 84 рецептов блюд из карпа (Vanha, 1993).
——

Здесь находится скрытый текст. Для его просмотра необходимо зарегистрироваться.

Реакция постоянных читателей:

Заметил ошибку, тык*:

 Orphus

Комментарии Вконтакте:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *