Аквакультура это будущее промысловой рыбы

Единственный путь к удовлетворению растущего спроса на рыбу заключается в активном использовании акваферм. Даниэль Кресси изучает проблемы, с которыми сталкиваются рыбоводы, тенденции в развитии аквакультуры и её влияние на разнообразие рыбного меню наших обедов к 2030 году.

Сидя в ничем не примечательном семейном ресторанчике, в нескольких минутах езды от своего института в Стерлинге, Великобритания, Рэндольф Ричардс экспертным взглядом сканирует меню морепродуктов.

«Этот лосось, вероятно, выращивается на Оркнейских островах», — говорит он, ссылаясь на архипелаг на севере материка Шотландии. «Морской лещ — вероятно, выращенный в Греции». Таким образом, глава университета Института Стирлинга по аквакультуре раскрывает секрет, что большинство посетителей в блаженном неведении о том, что рыбные фермы повсюду. Примерно каждый второй кусок рыбы, проходящей через человеческие губы, был выращен под надзором человека.

Сейчас, более 50 млн.тонн рыбы загнали в подводные клетки и садки. В тесноте, сытые и, в некоторых случаях, закормленные антибиотиками, они сортируются и отправляются по всему миру для удовлетворения растущего спроса. Это быстро развивающийся сектор пищевой помышленности.

Продукты из культивируемой рыбы, будь то жирная брюшная часть тунца в дорогих суши-барах или жаренное филе тилапии, становятся скорее нормой, чем исключением. При этом неважно, осведомлены ли клиенты об источнике поступления рыбы.

Еще в 1970-х годах лишь 6% пищевой рыбной продукции в мире составляла аквакультурная рыба. Однако, по данным доклада «Состояние Мирового Рыболовства и Аквакультура», опубликованного в прошлом месяце Продовольственной и сельскохозяйственной организацией Объединенных Наций (ФАО), к 2006 году эта доля возросла почти в два раза.

И идя в ногу с мировыми аппетитами, рыбная промышленность сохранит эту тенденцию. По словам Рохана Сабазинга, старшего офицера рыбных ресурсов в ФАО, причина проста: «В ближайшие годы улов из моря не будет соответствовать плановым значениям».

Текущие прогнозы предполагают, что к 2030 году население Земли возрастет на 8 миллиардов человек. Сохранение текущего уровня потребления, около 17 кг рыбы на человека в год, потребует дополнительных 29 млн. тонн рыбы. Между тем, около половины всех рыбных запасов в океане ФАО считает «полностью исчерпанными», а доля тех, которые находятся на стадии восстановления и очень истощены, достигает 30%.

Как результат, рыбный промысел не является даже смутно приемлемым. Тем не менее, некоторые потребители исповедуют отвращение к аквакультурной рыбе, утверждая, что они мягкие, безвкусные и неестественные. С другой стороны, многие предпочли бы выращенного на ферме лосося, чем свежевыловленных пелагических медуз и криль.

По словам Майкла Рубино, менеджера программы Аквакультуры, на воле осталось мало рыбы.


Программа Аквакультуры курируется Национальной администрацией по надзору за океаном и атмосферой в Силвер-Спринг, штат Мэриленд


Подавляющая часть спроса должна удовлетворяться аквакультурной рыбой, однако её качество будет зависеть от того, насколько наука может содействовать торговле.

Такие хищники, как лосось и треска, популярны на рынке, и их цена высока. Но плотоядность затрудняет их выращивание и требует для выкармливания отлов кормовой рыбы. Тилапий достаточно просто культивировать, поэтому они являются основным продуктом аквакультуры. Вероятно, и в будущем тиляпии будут является главным продуктом рыбоводства.

От полей до водоемов
Аквакультура практикуется в Китае на протяжении многих тысяч лет. Карп выращивается в прудах и на рисовых полях, а затем собирается. Это пассивный метод культивирования имеет низкую продуктивность, но широко распространен. Китай производит 67% аквакультурных объектов в мире, в основном карпа, и в основном озвученным примитивным способом.

В нескольких минутах езды от своего института, Рэндольф Ричардс хвастается значимым достижениях в рыбоводческой сфере. Это коммерческая ферма Ховетаун, построенная в 1800-х годах викторианским помещиком, которая по-прежнему работает. Установленные на пологом склоне и выложенные кирпичом пруды, кишат форелью. Эта форель предназначена для спортивной рыбалки. Когда особи в верхних прудах достигают заданного размера, они курсирует в следующие озера через прорытые каналы.

Нынешние потомки Ховетауна пытались увеличить прибыль и обратились к помощи нескольких институтов, включая тот, в котором работает Ричардс. Вовлекая ветеринарию, а затем экологию, генетику и другие науки, удалось существенно повысить продуктивность. Тем не менее, не обошлось без проблем.

Причудливая ферма в Ховетаун, где бродящие бобры и цапли создают помехи культивированию, далека от современных промышленных хозяйств, которые включают километры клеток с рыбой у побережья и огромные коллекции контейнеров на суше.

Наиболее значимым изменением в аквакультуре, возможно, был взрывной рост разведения креветок в Юго-Восточной Азии в 1970-х годах. Воодушевленные высоким спросом и иностранными инвестициями, рыбоводы на Филиппинах очистили более 109000 гектаров мангровых болот и принялись разводить креветок. Площадь занимаемых угодий составила 2/3 от площади страны.

На многих рыбоводческих хозяйствах в воду добавляются питательные вещества или образуются отходы, в частности, в виде азота и фосфора. Эти элементы могут вызвать цветение водорослей. По мере отмирания растений, бактерии принимают участие в разложении, потребляют кислород и оставляют водоем «мертвым».

Эти воздействия на окружающую среду, для многих послужили поводом выступить против идеи аквакультуры, которые, как говорит ФАО, угрожает будущему развитию во многих регионах. В ответ, фермеры попросили исследователей определить лимиты на поступление отходов в моря. Но аквакультурной рыбе, вероятно, никогда не стать устойчивой заменой для пойманной рыбы, потому что многие из них нуждаются в корме, который содержит рыбную муку и жир.

По данным статистики ФАО, в 2006 году аквакультура использовала 56% (3 млн. тонн) произведенной рыбной муки и 87% (800.000 тонн) рыбьего жира. Последнее исследование Альберта Такона, из Гавайского Института биологии моря в Кнеохе, показало даже более высокие значения — 3.7 млн. тонн муки и 840.000 тонн жиров. Хотя количество рыбы, пойманной на корм аквакультурным видам, достаточно мало, на фоне всемирного объема рыболовства, оно по-прежнему является камнем преткновения на пути к обоснованию пользы рыбоводства. Тем не менее, несомненно, что аквакультура снижает давление рыболовства на океаны.

Странные куры
Вершину рейтинга из семи наиболее крупных по весу видов рыб, занимают карпы. Они требуют меньше пищи, добавок, чем другие виды. Карпу, как правило, незнакомы западные рационы питания. Восьмым в списке является нильская тиляпия, которая быстро привыкла к Западу. Тилапии иногда называются водными цыплятами за их быстрый и эффективный рост. Для многих рыбоводов это идеальный объект аквакультуры. Они быстро растут, неразборчивы к среде обитания и корму. Более того, находясь на нижней ступени пищевой цепи, тиляпии накапливают мало ртути и других токсинов. Поэтому они сладкие и приятные.

Изначально множество хозяйств приступили к разведению тиляпий и получали, в основном, мелких особей. Последующее скрещивание видов и гормональные стимуляции привели к появлению крупных однополых выводков. Производство «гудело» от почти ничего в 1970-х и 1980-х, до более 2 млн. тонн к 2007 году.

Как и куры, тиляпии воспринимались многими людьми, как вездесущая, дешевая пища. Жители Запада больше склонялись к употреблению лосося, тунца, полосатого окуня, т.е. рыб, стоящих выше в пищевой цепи. Эти высокоценные виды имеют более привлекательный вкус и высокую цену, поэтому рыбоводы стремятся выращивать именно их.

Стремление выращивать дорогих рыб привело к тому, что некоторые из них сели на вегетарианскую диету. На многих фермах хищный лосось уже не брезгует рационом, который состоит из 25% сои, дополняемого рыбной мукой и жиром в критические периоды роста. Как сказал Карлос Дуарте, сотрудник Средиземноморского института повышения квалификации (Майорка, Испания): «Даже если они выглядят как рыбы, они практически идентичны свиньям».

Тем не менее, рацион с мукой соевых бобов приводит к снижению уровня омега-3 жиров, которые являются основным преимуществом рыночного лосося. Решением явилось создание генетически модифицированных культур сои с включением полиненасыщенных жирных кислот, либо самой рыбы. ТАкие показатели, как быстрый рост и созревание, легко меняются путем селекции. Другие характеристики, например, устойчивость к заболеваниям, трудно изменить, не прибегая к помощи генной инженерии.

Администрация, заведующая Продуктами и Лекарствами США (FDA), рассматривает возможность сертификации атлантического лосося, который был генетически изменен. Он способен продуцировать гормон роста, свойственный тихоокеанскому лососю Чинук (Oncorhynchus tshawytscha). Добавление гена, экспрессирующего неспецифический гормон роста, может на 30-50% сократить время, необходимое для достижения рыночного размера. Однако решение по этому поводу находится на рассмотрении и быстрого ответа не стоит ожидать.

По словам Эрика Халермана, руководителя департамента рыбного хозяйства и дикой природы в Технологическом университете Вирджинии (Блэксбург), FDA не даст разрешение до окончания исследований. В работе важно рассмотреть оценку экологических рисков. Как и в случае любых генномодифицированных видов, измененного лосося нельзя выпускать в дикую природу, где он начнет вытеснять или передавать свои гены аборигенным видам.

Чтобы избежать этого, Халерман рекомендует выращивать лосося только на суше в цистернах. В настоящее время, почти весь аквакультурный лосось находится в садках в море, что ставит береговых фермеров в невыгодное положение.

Однако, некоторые специалисты из сообщества рыбоводов говорят, что лучшим местом выращивания является суша. Внутри складского помещения можно установить серию емкостей различного объема, предназначенных для малявочников и выращивания взрослой рыбы. При этом рециркуляцию воды обеспечит насос. Технология замкнутого водоснабжения позволит тщательно контролировать и управлять каждой стадией развития рыбы, и поставлять на потребительский рынок здоровую рыбу.

Хотя системы с рециркуляцией воды стоят недешево, некоторые специалисты, занятые в этой области, уже зарабатывают деньги. Кроме того, любое ужесточение правил в отношении оффшорной аквакультуры и рыболовства сделают эти технологии более привлекательными.

Как сказал Халерман: «Двадцать лет назад люди сказали бы, что не способны выращивать рыбу на суше в рециркуляционных системах. Десять лет назад они бы сказали, что не могут на этом заработать. Сейчас они просят показать на бумаге, как это работает».

Тем не менее, существуют сторонники иной точки зрения. Они видят огромные перспективы в оффшорном рыбоводстве и стремятся уйти дальше в море. Большинство ферм находятся в полосе воды вблизи побережья, и уход в открытый океан станет шагом вперед. По словам Дианы Джеймс из школы природных ресурсов и окружающей среды при Мичиганском университете в Энн-Арбор, у оффшорной технологии имеется неограниченный потенциал, но она слишком дорогая. Неизвестно, какое из двух направлений победит, в конечном счете.

В море
Уход дальше в море позволил бы решить многие проблемы прибрежных хозяйств. Качество воды станет выше, и будет возникать меньше конфликтов с теми, кто использует воду в рекреационных целях. Но условия открытого океана очень суровы, поэтому фермы разрабатываться на более высоком уровне. Кроме того, существует проблема лицензирования. В США, например, нет системы регулирования лицензирования для рыбоводческих ферм в федеральных водах, поэтому хозяйства ограничены тремя морскими милями (около 5,6 км) от берега, которые подпадают под государственный контроль.

Как говорит Майкл Рубино, сотрудник Национальной администрации по надзору за океаном и атмосферой в Силвер-Спринг: «Мы в настоящее время не имеем нормативно-правовой базы для выдачи разрешений на аквакультуру в федеральных водах. Есть несколько компаний, пользующихся оффшорными технологиями в государственных водах, но не в оффшорных (федеральных) водах».

Люди превратили 50% суши в пастбища и урожайные угодья, тоже можно сделать с 10 процентами прибрежных районов океана.

Потребительский спрос толкает технологии вперед настолько, насколько они могут продвинуться. И в западной Европе, вероятно, производители сосредоточатся именно на морских хищниках. Тем не менее, глобальная нехватка продовольствия приведет к смене приоритета и переориентации с деликатесов на массовое производство.

На ферме в Ховетауне, вероятно, и через 20 лет будет производиться форель. Рестораны поблизости могут по-прежнему славиться выращенной рыбой, будь то генетически модифицированный лосось, скромные тилапии, выращенный в бассейнах тунец, или даже карп.

Всем неравнодушным к рыбной продукции повезет, потому что дополнительные 30 млн. тонн рыбы будут в наличие на рынке. Она не будет поступать на прилавки с моря, по крайней мере, в прямом смысле слова.
——
nature.com/news/2009/090325/full/458398a.html

Раздел: Морская аквакультура
Метки:
Похожие статьи:

Оффшорная аквакультура. Взгляд из-за океана

Оффшорная технология выращивания рыбы

Реакция постоянных читателей:

Заметил ошибку, тык*:

 Orphus

Комментарии Вконтакте:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *