Взлет и падение аквакультуры красноклешневого рака в Эквадоре

Красноклешневый рак (Cherax quadricarinatus) готов к употреблению
Красноклешневый рак (Cherax quadricarinatus) готов к употреблению

Представлен взгляд на ситуацию Ксавье Ромеро (xromero2001@yahoo.com), биолога, который в качестве малого фермера и исследователя активно участвовал в создании фермерских хозяйств по разведению красноклешневых раков в Эквадоре (1995-1996 годы). Его докторская диссертация посвящена болезням красноклешневых раков, особенно на фермах Эквадора. Доклад опубликован в 2001 году в журнале «World Aquaculture».

Начало

Большинство людей предпочитают слушать или читать успешные истории из области аквакультуры, однако только эмпирическим путем, в процессе личного участия, мы понимаем, как улучшить работу и избежать постоянного повторения ошибок. Эта статья не об истории успеха, в ней предлагается несколько полезных уроков о том, как не всегда прогноз оправдывает ожидания. Надеюсь, она поможет другим инвесторам и фермерам избежать аналогичных неприятностей в будущем.

В 1994-95 годах в Эквадоре для культивирования предложили новый вид пресноводных ракообразных — австралийского красноклешневого рака (Cherax quadricarinatus). Казалось, он потенциально интересен для выращивания. Ожидаемые цены, основанные на предыдущих отчетах, находились в диапазоне от 10 до 14 долл. США за кг за целых особей массой свыше 60 г. Новой отрасли уделили много внимания, и в итоге инвесторы приняли решение развивать фермы в прибрежных провинциях Эквадора, большинство ферм разместили в провинции Гуаяс.

Все готово

Казалось, имелись все составляющие успеха. Фундаментальную биологию Cherax quadricarinatus уже детально изучили, а сам вид прекрасно прижился в других тропических зонах. Имели сведения об объемах производства в его родной среде обитания и в других странах, где начали его выращивание.

Запустили производство в Эквадоре, объемы весьма обнадеживали. Две компании, INACUA и NAVIMAR, опубликовали брошюры для продвижения и рекламы культивирования рака на базе полуинтенсивной и интенсивной технологии выращивания. Важным фактором выступала окончательная закупочная цена. Минимальная цена, заявленная в брошюрах, составляла около 8 долл. США за кг с перспективой увеличения до 12 долл. за кг в зависимости от развития рынка. Закупочная цена могла еще вырасти, если бы продукт сумели представить на традиционных рынках, например, в Северной Европе. Потенциальным производителям это показалось логичным, поскольку популяции местных европейских раков уничтожила «чума», вызванная грибком Aphanomyces astaci, и теоретически на рынке существовал значительный вакуум, ожидающий заполнения.

Безопасный бизнес?

Таким образом, казалось, что международный рынок полностью открыт для красноклешневого рака. В связи с этим в 1996 и 1997 годах банки Эквадора выдали кредиты на строительство ферм. Даже в непредсказуемом мире агробизнеса, но с учетом успеха производства морской креветки в Эквадоре, культивирование красноклешневого рака казалось «безопасным бизнесом». К концу 1997 года финансировали и построили более 300 га фермерских прудов. Как правило, каждая ферма имела площадь около 10 га, разбитую на пруды от 0,25 до 0,5 га. В зависимости от технологии производства и цены посадочного материала, стоимость создания фермы для разведения красноклешневых раков, заявленная в брошюре, составляла около 50 тыс. долл. США за гектар. Таким образом, по консервативной оценке общие капиталовложения в новую отрасль составляли примерно 15 млн. долларов США.

Таблица 1. Изменение цены на молодь красноклешневого рака с января 1995 год по июль 1997 год ($US/шт.)
ПоставщикЯнварь95Июнь95Январь96Июнь96Сентябрь96Июнь97Июль97
A0.800.600.400.400.400.350.35
B0.200.200.200.150.150.15
C0.250.200.150.120.12
D0.120.100.08

К началу 1998 года многие фермеры завершили свой первый полный цикл производства и имели товар для продажи. И тут стали очевидными реалии и цены рынка морепродуктов. Эквадор имеет давнюю традицию экспорта качественных морепродуктов и его экспортеры установили связи с дистрибуторами и оптовиками во всем мире. Таким образом, провал разработанного сценария для красноклешневого рака не мог быть связан с системой маркетинга морепродуктов. Проблема состояла в завышенных ожиданиях производителей в отношении цены на их продукцию. Маркетинг морепродуктов, на которые в большинстве своем имеется спрос у потребителей, относительно прост при правильном ценообразовании, но может стать кошмаром, при неверно установленной цене, поскольку продукция быстро становится пассивом. Это как раз то, с чем столкнулись многие из фермеров в Эквадоре, занимавшихся разведением красноклешневых раков. В условиях суровой реальности сельскохозяйственной экономики несколько ферм прекратили свою деятельность, включая NAVIMAR, которая являлась одним из основных вдохновителей идеи. Фактическая закупочная цена на красноклешневого рака весом более 60 г в 1998 году составила от 2,6 до 3, 5 долл. США за килограмм. Можно было найти некоторые небольшие нишевые рынки, которые оказались готовы платить чуть более высокие цены, но эти рынки быстро насытились. В результате всем фермерам пришлось продавать продукцию по цене до 40% ниже прогнозированной и значительно меньшей, чем затраты на производство.

Таблица 2. Сравнение прогнозируемых и реальных данных производства и дохода ферм
РезультатПлотность посадки (шт./м2)Выживаемость (%)Средняя масса (г)Особей >60г (%)кг/га (>60г)Цена (US$/кг)Доход ((US$/кг))Сбор урожая в годИтоговый доход
Система

интенсивного типа

Прогноз77010010049008.0039200278400
Фактически760554510503.52365927318
Система

полуинтенсивного типа

Прогноз48060100192011.0021120242240
Фактически46065507803.52274525490

Небольшие шансы

Несколько фермеров создали ассоциацию производителей, именуемую LANECUA. Они проводили встречи и пытались разработать новые маркетинговые стратегии, но вскоре стало очевидным, что добиться первоначальной цены, на основании которой строили все финансовые расчеты, просто невозможно. Несмотря на их попытки сократить производственные издержки за счет сокращения числа работников, улучшения коэффициента конверсии корма и экономии энергии, условия погашения задолженности оказалось сложно выполнить.

Рыночная цена на продукцию стала не единственной ошибкой в расчетах, с которой столкнулись производители красноклешневого рака. С коммерческой точки зрения очевидно, что средние темпы роста интенсивно разводимых особей значительно ниже темпов роста, полученных в ходе пилотных тестов или научных экспериментов. Фактически они оказались гораздо ниже, чем сообщалось. Как и у других видов раков, темпы роста красноклешневых зависят от плотности посадки. Например, в скором времени фермеры обнаружили, что при плотности посадки семь раков на 1м2 темпы роста настолько медленные, что за семь месяцев лишь небольшой процент особей достигал необходимого коммерческого размера более 60 г. Трудности, связанные с темпами роста в зависимости от плотности и распределения по массе на коммерческих фермах, описаны в предыдущем издании «Мировой аквакультуры» (World Aquaculture).

Большинство фермеров избежали серьезных проблем, связанных с болезнями. Хотя нашлись некоторые патогенные организмы, аналогичные тем, которые обнаружили у раковых в Австралии, за исключением организмов типа риккетсий (RLO), являющихся основной причиной смертности, лишь немногие из них привели к серьезным вспышкам болезней в коммерческих прудах.

Экономический сценарий, который предлагался фермерам, предполагал производство высокотоварного красноклешневого рака (более 60 гр.) в объеме 4500 кг с гектара за шестимесячный цикл. С учетом двух циклов за год и при цене продажи в 7,7 долл. США за килограмм валовый доход с 10 га должен был составить порядка 700 000 долларов в год.

Доля реально продаваемых особей (более 60 граммов) составила лишь около 50-60% от общей биомассы, и фактическое производство составляло порядка 1500-2500 кг/га. При цене около 3, 5 долларов за кг, даже лучший сценарий принес бы 9 000 долларов США с гектара за один урожай, или 180 000 в год с фермы площадью 10 га. Разрыв между надеждой и реальностью оказался слишком большим, чтобы его можно было заполнить.

По мере того, как раковые фермы начали закрываться, местные средства массовой информации сообщили о трудностях, с которыми сталкиваются фермеры, пытающиеся найти рынки для своего продукта. Большинство фермеров, в том числе и я, просто не могли поверить, что расчетные цены настолько неверны, и в ту огромную разницу, которая существовала между прогнозом и реальностью.

Заключительная глава

События финальной главы, посвященной разведению красноклешневого рака в Эквадоре, возможно развернутся в ближайшее время. Единственная ферма, которая по-прежнему работает и выращивает красноклешневых раков, находится в центре некой новой схемы развития «материкового разведения креветок». Но вероятнее всего, теория эволюции Дарвина превратит эту ферму в другую материковую креветочную ферму, а затем, в конце концов, исчезнет последний фермер, занимающийся разведением красноклешневых раков в Эквадоре.

На недавней конференции по вопросам аквакультуры в Гуаякиле некоторые дискуссии посвятили превращению всех ферм красноклешневых раков в материковые креветочные фермы. Однако, красноклешневый рак как морепродукт никуда не денется. Диких раков сейчас можно поймать на подтопляемых территориях вблизи бывших ферм, а их популяция обосновалась за чонгонской плотиной в провинции Гуаяс. С 1997 рыбаки постоянно вылавливают красноклешневых раков и продают их прохожим.

Причины коллапса

Причины, по которым эта перспективная для Эквадора отрасль не увенчались успехом, по большей части связаны с сочетанием тех же общих причин, которые помешали многим другим многообещающим начинаниям в области аквакультуры.

К ним относятся:

— Чрезмерные ожидания от будущего рынка, вера в то, что любой рынок расширится, чтобы поглотить новый продукт по мере его поступления.

— Чрезмерная капитализация отрасли, финансовое планирование на основе непрофессиональных данных о закупочных ценах на виды, о которых мало известно.

— Чрезмерный оптимизм фермеров, использование нереалистичных данных о темпах производства и производственных затратах в Эквадоре, а также использование данных из других географических областей без пилотного тестирования.

— Чрезмерное продвижение со стороны официальных лиц и людей с личной заинтересованностью, которые создали «бум», безответственно преувеличив ожидания и финансовые выгоды и скрыв многочисленные трудности.

Главная цель будущих инвесторов в разведении красноклешневых раков где бы то ни было заключается в том, чтобы избежать соблазна финансировать производство на основе цен и производственных показателей в других частях света. Например, на родине в Австралии производство красноклешневых раков в 1994-1995 годы составляло 62,3 тонн, а закупочная цена — почти 8 долларов за кг. И хотя есть сведения из Австралии, что на некоторых зарубежных рынках цены достигают 20 австралийских долларов за кг, или 15 долларов США, это явно редкие явления. Кроме того, теперь очевидно, что отчеты о морепродуктах, касающиеся красноклешневых раков, являются гораздо более осторожными; в них часто упоминается о недостатке ценовой истории на рынке, что затрудняет прогнозирование цен.

Полезный урок

Очевидно, что из всей этой истории следует извлечь полезный урок, особенно из той части, в которой первые рекламные статьи о разведении красноклешневого рака в Эквадоре сделали бизнес настолько привлекательным. Возможно, у красноклешневого рака есть рынок, но в настоящий момент он чуть больше нишевого и лишь в определенных странах. Этот ракообразный, похоже, особенно подходит для рынков Азии, так как может жить без воды много дней. Его вкус относительно мягкий, а текстура нежная, если готовить его свежим. При правильном ценообразовании и надежных поставках, как в Соединенных Штатах, Скандинавии и Европе, красноклешневый рак может быть лучше представлен на рынках морепродуктов. То есть те преимущества, которые сделали предложение о разведении красноклешневого рака таким привлекательным и создали бум в Эквадоре, сохраняются. Как и неопределенность в отношении цены и технических сложностей, которые нельзя отрицать.

Поэтому, прежде чем инвестировать свои деньги и время в любое новое предприятие по разведению красноклешневых раков, потенциальные фермеры должны сосредоточиться только на надежном рынке с конкретным спросом и масштабировать свое производство в соответствии с ним. Небольшое производство также позволит им увеличить свою рыночную долю благодаря увеличению их опыта. Всегда существует кривая обучаемости для достижения успеха, и негативный опыт может стать таким же полезным, как и позитивный, если не больше. Это особенно касается производителей в других странах Латинской Америки, где в настоящее время развивается разведение красноклешневого рака.

Коммерческая аквакультура имеет давнюю историю крупных капиталовложений в предприятия с «высокоценными» видами и «пакетными технологиями производства», все их которых завершились полными финансовыми потерями. Таким образом, любая схема инвестиций в аквакультуру, которая сочетает в себе применение недоказанной технологии в объеме, который ранее не тестировался, с теоретическим рынком для продукции, является очень, очень хорошим поводом для осторожности, независимо от того, насколько убедительными являются люди, продвигающие эту схему.

——

Romero, X. 2002. Ups and downs of red claw crayfish farming in Ecuador. World Aquaculture, 33(2):40-46.

Раздел: Пресноводная аквакультура
Метки: , ,
Похожие статьи:

Реакция постоянных читателей:

Заметил ошибку, тык*:

 Orphus

Комментарии Вконтакте:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *