Резонансная трансмутация металлов в белой крови

При температуре воды, близкой к точке замерзания, антарктическая глубинная рыба преобразует железо в марганец (фото: Kristin O’Brien).

Многие из ярких известных примеров приспособляемости организмов к жизни в суровых условиях относятся к обитателям Южного Океана – там, где температура воды близка к точке замерзания. Необычный механизм обмена веществ, характерный для рыб, обитающих в антарктических водах, уже в течение десятилетий будоражит умы специалистов. Именно он обуславливает прозрачность крови этих организмов и выработку в их тканях гликопротеинов, препятствующих образованию льда и позволяющих им выживать в условиях, когда годичный диапазон колебаний температуры воды составляет от -2° до +2°C. Как только температура воды в океане опускается до отрицательных значений, гликопротеины-антифризы связываются с кристаллами льда и препятствуют их росту в тканях путем теплового гистерезиса, который наступает благодаря высокой концентрации в среде растворенного вещества (Harding et al., 2003).

В организме белокровных рыб металлы играют необычную роль, что обусловлено полным отсутствием металлотеонеина у большинства глубинных видов рыб (Scudiero et al., 1997). Кроме того у многих видов, в силу известных генетических потерь, также отсутствуют гемоглобин и миоглобин, белки, которые связываются с атомами кислорода. Изменчивая экспрессия миоглобинового гена определяется двумя отдельными молекулярными механизмами и свидетельствует о том, что утрата миоглобинового гена произошла, по меньшей мере, на трех отдельных генетических линиях на этапе разделения видов (Sidell et al., 1997). Последующие исследования образцов миоглобинового гена, взятых из мышечной ткани черноплавниковой крокодиловой белокровки Chaenocephalus aceratus, выявили наличие дуплицированной цепочки TATAAAA, блокирующей процесс образования гемоглобина.

Из более ста известных на данный момент видов глубинных рыб, подавляющее большинство имеет аналогичный набор радикальных анатомических изменений, компенсирующих отсутствие гемоглобина, в частности, увеличение размера сердца, а также увеличение размера и количества кровеносных сосудов (подробнее в статье). Белая кровь этих рыб состоит преимущественно из воды, которая имеет температуру, близкую к точке замерзания и, следовательно, характеризуется гораздо более высоким содержанием кислорода. Растворенный в воде кислород поглощается через прозрачные жабры, а также непосредственно через кожу.

У глубинных рыб отсутствует чешуя, и кожа является неотъемлемым элементом дыхательной системы. Она поглощает кислород непосредственно из антарктической воды, в которой он содержится в больших количествах. Это избавляет организм глубинной рыбы от потребности в гемоглобине (подобно коже лягушек). Открытая не так давно биофотоническая функция кровяной среды у глубинной рыбы обусловлена происходящим в ее организме процессом преобразования железа в водород и марганец. Путем микроэлементного анализа органов и тканей различных видов антарктических видов, в частности щуковидной белокровки (Champsocephalus gunnari), было выявлено повышенное содержание в них марганца (Ishikawa et al., 1990):

В основном, марганец (Mn), железо (Fe) и медь (Cu) обнаружены в мышечных тканях, в то время как цинк (Zn) в основном сконцентрирован в жабрах. Несмотря на то, что порфирин не был обнаружен, содержание железа в мышечной массе составило 49,2 про-промилле. Также, мышечная ткань глубинных рыб содержит в сотни раз больше марганца, чем мышечная ткань неглубинных видов. Результаты исследования свидетельствуют о том, что за транспортировку кислорода в организме глубинных рыб отвечает не металлопротеин, а другие вещества. Марганец, возможно, является важным звеном в особых дыхательных механизмах, характерных для антарктической глубинной рыбы — щуковидной белокровки (Champsocephalus gunnari).

Обширное пространство Южного Океана также населено теплокровными млекопитающими, которые имеют несколько иной механизм приспособления к суровым низкотемпературным условиям в регионе, где царит зима. Благодаря наличию толстого подкожного термоизолирующего слоя, в организме китовых млекопитающих и тюленей поддерживается циркуляция красной крови в температурном диапазоне 35 — 39°C; в этих условиях резонансная атомарная трансмутация железа в медь достигается совпадением частоты фононных колебаний атомов железа Fe57 при температуре 37.5°C с частотой фононных колебаний атомов меди Cu65, находящихся в состоянии покоя:

icefish4

Такая резонансная реакция синтеза атомов железа и кислорода, происходящая в гемоглобине краснокровных млекопитающих и, с меньшей интенсивностью, краснокровных рыб, невозможна в среде, температура которой близка к точке замерзания. Вместо этого, в белой крови глубинных рыб происходит интенсивная реакция деления, при этом их белая кровь имеет температуру, близкую к точке замерзания и движется по кровеносным сосудам гораздо медленнее, нежели красная кровь у неглубинных рыб, акул, тюленей и китов. Уровень содержания марганца в прозрачной крови и тканях глубинных рыб в сотни раз превышает уровень содержания марганца различных видов тропических рыб, что объясняется длительным процессом ядерной трансмутации железа в водород и марганец:

Столь высокая концентрация марганца у глубинных рыб не может объясняться процессом биоаккумоляции, но является надежным свидетельством непрекращающихся каскадных атомарных реакций, в ходе которых образуются биофотоны, являющиеся неотъемлемыми элементами жизненно важных процессов, делающих возможным выживание в столь суровых температурных условиях. Процесс деления атомов железа, в результате которого образуются атомы водорода, происходит при резонансной частоте изотопа-мишени марганца (Mn55) в состоянии покоя: 43,416,442 Гц. Исходный изотоп железа (Fe58) резонирует как раз при таком показатели фононной частоты при понижении температуры ровно до 0.0°C:

Как видим, процесс обмена веществ у глубинных рыб возможен только в том случае, если температура воды понижается до точки замерзания. Ранее, предположения об этой реакции деления, при которой происходит преобразование железа (Fe) в водород (H) и марганец (Mn), высказывались после того, как были проведены лабораторные исследования марганцевых конкреционных отложений, имеющихся на выветренных железистых породах, а также после изучения доисторических пещерных изображений, выполненных богатыми железом древними красителями (Kervran, 1964).

Сопоставление последних открытий в области фононно-резонансной физики с данными о жизни в необычных температурных условиях и аномально высоких концентрациях металлов в организме глубинных рыб, населяющих воды Антарктики, создает более четко выраженный контекст для определения характера особых ядерных реакций, имеющих место в данном процессе. В то время, как точные размерные данные о фононовой частоте были недоступны в тот момент, когда Кервран разрабатывал свои биофизические теории, точные фононовые взаимосвязи, прослеживающиеся на пространстве всей периодической таблицы элементов, теперь могут способствовать более глубокому пониманиию атомарной природы жизненно необходимой светимости всех живых организмов, а также пониманию фундаментальной биофотонической функции кровяной среды и лазерной решетки эксиплексов в ДНК.

Внимание: В данной статье отражена точка зрения Алекса Путни на проблему физических процессов в физиологии глубинных рыб. Материал представлен для ознакомления, может содержать ошибочные и лженаучные сведения.
——
Алекс Путни, Human-Resonance.org 28 октября 2012 г.
by Alex Putney for Human-Resonance.org October 28, 2012

Реакция постоянных читателей:

Заметил ошибку, тык*:

 Orphus

Комментарии Вконтакте:

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *